О том, как к моему супругу «сестра» из другого городка приехала…





Мой еще пока супруг родом из другого городка. Давным-давно его выслали к нам на срочную службу. Отслужив, он не возвратился домой, а ишак тут. Стал жить с женщиной, с которой познакомился во время службы в армии.

У их не сложилось — разбежались. Антон снял квартиру и продолжил работать. Домой его звали — у него там мать, два брата и сестра, все старшие, но он не поехал.

Мы с Антоном познакомились 7 годов назад. У меня — старая мать, я — поздний ребенок. И кинуть маму я не могла ни в одном случае. Антон с этим согласился и переехал жить к нам. В просьбе о регистрации, мать Антону отказала сходу. Так он и жил, с иногородней пропиской.

Кроме матери, у меня есть ребенок от первого брака, дочка Лариса, либо Лара, как мы ее называем. На данный момент ей 9 лет.

Через год совместной жизни мы поженились, просто расписались. У Антона тогда трудности со здоровьем были, потому он не работал. Средств на женитьбу не было, но мы и не желали драгоценное торжество.

Пока Антон посиживал дома, он сделал ремонт в маминой квартире. Мы с матерью — она с пенсии, я с заработной платы, давали Антону средства на стройматериалы, а он все переклеивал и перекладывал своими руками. Обои, были изменены межкомнатные двери, переложена плитка на кухне и в санузле — он у нас совмещенный.

Дополнительно был изготовлен натяжной потолок, но этим занимались спецы.

Мать с Антоном ладила, поводов для ссор у их не было. Антон — в одной комнате, мать — с внучкой вечерами и выходными. Я работала, по идее, по графику два через два, но выходные у меня бывали изредка — я старалась брать как можно больше смен, чтоб подкармливать семью.

Кроме заработной платы, у меня еще есть один доход — алименты. Но эти средства тратятся лишь на дочь. Часть — на текущее содержание: одежка, плата в садик, позже — в школу, форма, учебники и дополнительные занятия.

Вторую часть я откладываю дочери на будущее — на обучение либо на маленькую жилплощадь. Прошлый супруг не скупится, потому средств на квартиру к совершеннолетию дочки должно хватить.

Нужно сказать, что Антон фактически не общался с Ларой. Я никогда не свешивала собственного малыша на сегодняшнего супруга. Ну и есть у Лары собственный папа, который проводит с ней время. Потому на любви и сближении я не настаивала.

Вот, в общем-то, и вся предыстория. Общих деток у нас нет — я не желала.

Месяц вспять произошла ситуация. Антон (полгода вспять он устроился на работу) вечерком куда-то собрался. На мой вопрос — куда, он ответил:

— Сестра с племянником приезжают, нужно повстречать.

Я пошевелила мозгами, они приехали к знакомым либо сняли гостиницу. Представить для себя, что Антон привезет их к нам, я не могла. Но он привез.

Следом за супругом в квартиру зашла светловолосая дама лет 40 с юношей лет 18-19 и произнесла:

— Я — Мария, это — Вячеслав, мой отпрыск.

Антон, как ни в чем же не бывало, пригласил их пройти, и ушел в машину. за чемоданами.

Я посадила гостей пить чай и позвала супруга на разговор.

— Машу бросил супруг. Ей негде жить, я позвал ее к нам. — поставил меня Антон перед фактом.





— Почему ты не спросил моего представления? Это — мамина квартира, было надо и с ней посоветоваться. Не считая того, где они будут жить?

У Антона все оказалось просто. У матери — трехкомнатная квартира. В одной комнате — мать, во 2-ой — мы с Антоном, в третьей — Лара. Итак вот, я должна переехать к маме вкупе с Ларой. В комнату дочери поселится Вячеслав, а Мария будет жить с Антоном.

Мы поругались. Почему Вячеслав с мамой не могут пожить вкупе, в комнате дочери? Но Антон стоял на собственном.

Мать не обрадовалась гостям. Она ясно отдала осознать, что они у нас — максимум на пару дней, не больше. Также мать высказала Антону свое недовольство — «Надо было спросить, либо я здесь уже не хозяйка?». Антон начал возмущаться:

— Да я из Вашего бомжатника конфетку сделал! Будете выпендриваться — в трибунал пойду, чтоб мне долю в квартире выделили!

Мать была в шоке, у нее даже давление взошло. Я принялась спорить с супругом, но он настоял на собственном, под опасностью устроить погром — отбить плитку и оторвать обои.

Мы с матерью и Ларой ночевали совместно. Вячеслав спал в комнате дочки, а Антон — с сестрой, как он и желал. Ситуация меня потрясла. Столько лет посиживать дома и не работать, а сейчас возомнить себя величавым владельцем — ужас просто.

С утра, пока Антон спал, я отыскала в соцсети (специально зарегалась, ранее не воспользовалась. Фамилию знала — как-то в общении супруг оговорился, что его сестра в браке носит такую же фамилию, как у моих далеких родственников) его сестру, Марию.

Имя, фамилия, имя малыша — все идиентично. Но люди — различные. Мария, которая реально сестра Антона, 35-летняя брюнетка, мать 14-летнего Вячеслава. И все ее страничка в статусах «Люблю мужа», «Любимая семья» и т.д.. Вопрос -что за бабу приволок мой супруг? Вывод навязывался сам собой — любовницу.

Тут-то я совсем охренела. Первым порывом было устроить супругу сцену. Но я хладнокровно выслала дочь в школу, наказав ей после школы пойти к однокласснице и ожидать моего звонка.

Позже мы с матерью собрались и поехали к юристу. Консультация о вероятном выделении толики Антону нас успокоила. Текущий ремонт — не является основанием для выделения толики. Вот был бы серьезный — мы с матерью бы попали.

После юриста мы поехали в полицию. Я была уверена — сам Антон квартиру не покинет добровольно. А если начать его выгонять, то может воплотить свою опасность в жизнь — устроить погром. В милиции нам посодействовать отказались, произнесли — «Вот будет погром, и тогда обращайтесь».

Я выслала маму домой, заехала в трибунал — написала заявление на развод, и стала обзванивать друзей мужского полу. Несколько согласились посодействовать с выселением супруга. Но — вечерком, после работы.

Придя домой, я успокоила маму. Тихо глядеть на супруга и эту Марию я не могла. На поверку оказалось, что «Вячеславу» — 17 лет. Он не обучается и не работает.

Весь остаток денька я задавала «сестре мужа» коварные вопросы. Просила поведать о детстве. С каким-то мазохистским наслаждением следила, как они переглядываются и путаются. Я ожидала вечера.

Вечерний концерт я не забуду никогда. Как друзья выставили Антона, как я отвесила пенделя его «сестре». С ребенком обошлись аккуратненько — попросили выйти. Следом в подъезд полетели вещи супруга.

На прощание Антон признался, что я права. «Мария», другими словами, Люба — его любовница. Об их связи вызнал ее супруг и выставил свою супругу из дома. А мой лошаристый супруг не выдумал ничего лучше, чем привести ее к нам, выдав за сестру.

Он к тому же прощения просил, мол — бес попутал, ошибся, но все мужчины такие. Про «Невозможно всю жизнь есть только жареную картошку», тоже задвигал.

Я — нормально, переживу. Я бы и говорить Вам ничего не стала, по сути. Просто желаю чтоб Ваши читательницы знали: кое-где в мире есть дама, супруг которой привел свою любовницу в квартиру к собственной теще и провел с ней там ночь, когда супруга спала за стеной.

И эта дама не невесела и не опустила руки. И у Вас все наладится, непременно. Нет нерешаемых заморочек. Фортуны Вам!

Сохраните, чтоб не утратить!





Не забудь поделиться с другом, ему это будет интересно!!!